11:05 

H. Z.
More rum, please.
У кошки едет крышка©.
У меня есть оправдание: изначально это было частью бессвязного произведения под заглавием "Опиум". И это как бы символизирует и оправдывает. Потом аффтара стошнило постмодерном, и он (и аффтар, и Опиум), по Барту, перестал быть.


Название: -
Фандом: все то же Commandante, AU, где Шэнь - не Парис, а риальне координатор революции, работающий в связке с латиносами.
Пейринг: Шэнь/Мартилло
Жанр: эстетство, декаденство и скрытая педерастия.
Предупреждение: опиум ООС, а вы как думали.
От автора: товарищи "на задании". Сюжет утрачен. Не спрашивайте. Оцените красоту игры!..

* * *
"Ночь нежна", - поет раскрашенная девка, яркая, будто лесная птица. Крупная орхидея вздрагивает на ее груди после каждого "си", и от сумасшедшей смеси духов и дыма дыхание спирает в груди и голова идет кругом. На столике перед Шэнем стоит недопитый стакан, и как же от них обоих, от стакана и человека, разит практически чистым спиртом - это не рассказать и не спеть. Сам Шэнь, обычно сдержанный и собранный майор, раскинулся по периметру круглого диванчика широко, как море. Он дымит своей вечной сигаретой со своей всегдашней невозмутимостью; мундштук ложится в пальцы привычно, как патрон в обойму. Углы воротника рубашки торчат в разные стороны, как усы загулявшего кабальеро, и расслабленный галстук майора ушел на плечо, притворяясь аксельбантом.

И столичный наркобарон, ради этой встречи отложивший некие важные баронские дела в городе, зачарованно смотрит на то, как Шэнь умеет улыбаться. Кажется, даже у певички с орхидеей между грудей нет шансов.

Разумеется, сеньор Веррако никогда не был презренным содомитом; само собой, он предпочитает женщин. Вот только при взгляде на ослепительную шэневскую улыбку создается впечатление, что тебе только что отпустили все грехи, совершенные в период с отрочества по текущий момент. Купно и любно, крупным оптом. Индульгенции - это важно, если тебя воспитывали в религиозной семье, а сейчас твой бизнес вопреки воспитанию является несколько... теневым.
И да, мерзавец опять улыбается, обаятельно и дружелюбно. Такое чувство, будто у него четыреста зубов. По стенам заведения разве что солнечные зайчики не бегут. И сеньор Веррако, одурманенный алкоголем и атмосферой, не уверен, что чувства, возникающие у него при виде этой бликующей улыбки, можно интерпретировать приличным образом.
Наверное, смешивать виски и дурь было ошибкой, думает мафиози, а у него права на ошибку быть не может. Ай-яй.

Карлос, конспирации ради обменявший зеленую форму военного на гражданское и ничего не сотворивший со своей адской бородой (оба факта, взаимодействуя странным алхимическим образом, превращают его как минимум в головореза из трущоб), пьет у стойки бара. Не столько пьет, сколько перекатывает в ладони круглый холодный стакан и старается не слишком настойчиво вглядываться в дальний угол, туда, где на пошло-бархатных диванчиках расположились высокие переговаривающиеся стороны. Девица на импровизированной сцене поет, умудряясь призывно улыбаться в продолжение всего куплета, гладкий красный шелк катится вниз по гладкому телу, ее грудь - как молодая луна, однако Мартилло вот прямо сейчас наплевать на всех блудниц мира. У него есть задача, цель и точка приложения сил. Физических и душевных.

Точка приложения силы вольготно расположилась на диванчике, богомоловским насекомым углом заложив ногу за ногу.

Дым поднимается вверх, и мелодия стелется, как дым, и майор, уроженец Китая, невесть что позабывший в их краю, потусторонне-прекрасный сквозь тонкую завесу музыки и дыма, сидит в полутени. Глаза его, косые и цепкие, коротко поблескивают белками, когда он поглядывает в сторону стойки, не поворачивая головы. Глаза его - черный жемчуг, лежащий на дне ручья. И весь он такой, что хочется... Непонятно чего: или подняться, и, опрокинув пару стульев и круглый стол, затеять драку с Веррако, пустив под откос всю их авантюру.
Или, может быть, схватив Шэня за руку, вытащить из-под света в круг ласковой темноты. И, покуда играет музыка, сжимать в пальцах эти узкие сухие ладони. Мартилло умеет танцевать, как бы брат Ацеро ни крестил его "деревенщиной". Танго. Отличный танец. Который может стать попросту неприличным из-за своей близости - несколько бесконечно долгих минут можно безнаказанно и без причин держаться за человека.

Местная Кармен наконец допела свою длинную повесть о несчастной любви очередного хулио к очередной марии, посетители бара одобрительно похлопали - в прокуренном воздухе, и без того шумном, повис ровный рокот прибоя. Шэнь, двигаясь очень ровно, будто по отбитой намелованной бечевкой черте, прошел через зал. Остановился возле Мартилло, вопросительно повернувшегося к майору всем собой, и негромко сказал - бесцветным голосом, лишенным какого бы то ни было выражения, на грани перелома в шепот:
- Идемте.
- А сделка... - начал Мартилло, но азиат упреждающе поднял ладонь.
- Все в порядке. Идем, Карлос.

Тот сдержал недоуменное хмыканье, отставил стакан и поднялся на ноги, придерживая за бортом пиджака тяжелый пистолет. И в эту секунду что-то, очевидно, случилось с земным притяжением: земля под подошвами майора Шэня скакнула, как норовистая молодая кобыла, и бросила его вперед. И если бы мгновенно отреагировавший Мартилло не поймал китайца в полете, тот вполне мог бы по инерции своротить стойку собою. Невзирая на собственную худобу.
Наваливаясь всем телом на руку, перехватившую его поперек груди, Шэнь произнес осипшим тусклым шепотом:
- Я пьян, майор. Чертовски пьян.

...по дороге до машины китаец обвисал на плече компаньона, время от времени заставляя его спотыкаться, однако все-таки держался на ногах. При этом порядком заплетаясь в них. Наконец замаявшийся Мартилло, которому нужно было еще и возможную слежку контролировать, предложил:
- Может, я вас донесу уже, а?
- Ты и так этим занимаешься, - не слишком связно заявил Шэнь, которого переизбыток алкоголя сделал куда более... развязным. - Часа два уже занимаешься. Мы вообще когда-нибудь дойдем?
Не ожидавший подобного заявления Мартилло возмущенно фыркнул. Потом, сам себя удивляя, перехватил долговязую фигуру в пижонском белом костюме за талию, сграбастал под колени и оторвал от земли.

Несмотря на всю свою худобу, китайский хмырь был удивительно тяжелым. Кости и спесь весят немало, надо думать. Однако чего делать было совершенно нельзя, так это ронять заместителя начальника штаба на твердую поверхность планеты. Руководимый этим соображением, Мартилло все-таки дотащил азиата до машины и аккуратно сгрузил практически бесчувственное тело на заднее сиденье. Устраиваясь за рулем, оглянулся.

На заднем сиденье было очень тихо. Высоко вскинутые колени, обтянутые дорогими брюками, белели в полумраке салоне двумя заснеженными вершинами. Карлос хмыкнул и включил зажигание.

* * *
Точеная кисть китайца лежала на подлокотнике как самодостаточная вещь, спокойная и завершенная - обломленная коралловая ветка, за гладью витрины давно позабывшая о морском дне. Свет косо падал вдоль нее, порождая тонкие синеватые тени, отражался бликами в матовом стекле полированных ногтей. Потом эта рука дрогнула и ожила.
Не открывая глаз, Шэнь медленно прошелся обеими руками от воротника до пояса рубашки, вынимая пуговицы из петель. Вслед за движением его пальцев шелковые полы расходились в стороны, будто волны, разбегающиеся по обе стороны от носа идущей лодки. Расстегнув светлую рубашку сверху донизу, так что она двумя кремовыми крыльями легла вдоль его боков, китаец откинул голову на спинку кресла и негромко позвал Мартилло по имени.

Проименованный Карлос, который усердно пытался не слишком зачарованно следить за самодеятельным стриптизом, поставил стакан мимо столешницы, ругнулся, полез поднимать, свернул коленом столик - все практически одновременно и довольно шумно. Шэнь даже не поморщился, реагируя на грохот. Так и сидел, неподвижный, до странного бледный, как дорогущая фарфоровая кукла сидит в углу музея в своей открытой дневному свету одиночной камере.

Мартилло, подойдя к сидящему, выждал некоторое время, пока тот хотя бы откроет глаза. Не дождался. Тогда он осторожно потрогал Шэня за твердое плечо.
- Майор? Вы в порядке?

Вместо ответа Шэнь сгреб его за холку и потянул к себе - близко, еще ближе, покуда лоб не уперся в лоб. Ощущение было таким, будто Мартилло неосторожно потревожил спящего питона, грозу джунглей, и вот теперь тот медленно и неотвратимо сжимает кольца.

Кажется, в мире творилось что-то невероятное. От китайца пахло все тем же смертноносным перегаром и одеколоном. Возможно, сочетание ароматов могло бы коня свалить с ног, однако майор Мартилло был покрепче многих коней.

Впрочем, во рту все равно пересохло, видимо, от нестандартности ситуации. Боец сглотнул - элементарное действо далось с трудом - и хрипло переспросил:
- Вы точно в порядке?

Пальцы на затылке разжались, рука соскользнула обратно на подлокотник, и Шэнь, не размыкая глаз, со стоном выдал в эфир:
- Будь добр. Аспирина. И Ацеро. Дело еще не завершено.

Вот так всегда!..
По пути к выходу еще раз хорошенько пнув ни в чем не повинный столик (чертов Ацеро уже должен был сам явиться на звук), Мартилло был остановлен еще одним гаснущим указанием:
- И еще. Того типа у гаража, который полагает себя невидимым, необходимо убрать. Кстати, в баре он... был несколько невежлив.

Мартилло раздул ноздри и унесся вершить суд. Шэнь утомленно склонил голову и потер виски. Кто бы мог подумать, что этот самый тип, один из людей Веррако, опознает дважды предателя по фотографии. Впрочем, теперь можно был спорить на что угодно, что через пару минут неудачный шантажист навсегда избавится от вредной привычки узнавать людей не вовремя.

ps: `verraco` - "дикий кабан" (исп.). Слово красивое.
pps: кстати, `acero` - это "сталь, металл, оружие, шпага, решимость".

@темы: Mission impossible, фанфикшн

Комментарии
2011-10-22 в 11:54 

ron y miel
ААААААА, Хеля, ты еще дописала!! мне очень понравилась реакция Мартилло на призывы Шеня! вот черт, и как же он обломал его с этим Ацеро >___< ну ничего-ничего, все еще впереди)))
спасибо, какое же это чудо!!!!:inlove:

2011-10-22 в 14:54 

H. Z.
More rum, please.
*Janos*,
аррррррррргх) тебе спасибо)
рад стараться! безмерно радуюсь, что есть с кем поделиться

вот черт, и как же он обломал его с этим Ацеро >___< ну ничего-ничего, все еще впереди)))
именно :eyebrow: :lol:
несомненно, подступаться страшно ( Автору :lol: ), но хочется негасимо)

2011-10-22 в 15:23 

ron y miel
H. Z.,
Ыырр! и я рада!!
несомненно, подступаться страшно ( Автору :lol: ), но хочется негасимо)
о, не бойся! я тоже осторожно обращалась с каноном, но сейчас меня неистово вдохновляют ребятки Хэви и Медик!:inlove: в моей голове, они как Шэнь и Мартилло из параллельной вселенной) *_*

2011-10-22 в 15:42 

H. Z.
More rum, please.
*Janos*,
таки вперед, в светлое будущее для ливалюцанеров хDD

меня неистово вдохновляют ребятки Хэви и Медик!
я так и поняла по картинке с дррружественным объятием :lol:

2011-10-22 в 15:58 

ron y miel
H. Z.,
таки вперед, в светлое будущее для ливалюцанеров хDD
:shv:

я так и поняла по картинке с дррружественным объятием :lol:
да-да! ноосфера точно существует!)

2011-10-26 в 11:19 

ron y miel
Вместо ответа Шэнь сгреб его за холку и потянул к себе - близко, еще ближе, покуда лоб не уперся в лоб. Ощущение было таким, будто Мартилло неосторожно потревожил спящего питона, грозу джунглей, и вот теперь тот медленно и неотвратимо сжимает кольца.
как мне нравится этот момент..:inlove: перечитываю и перечитываю!

Шэнь вообще нравится такой, с поплывшими границами его сдержанности:inlove:

2011-10-26 в 17:52 

H. Z.
More rum, please.
*Janos*,
служу порноиндустрии республике! :shv:
спасибо, друже)) автор счастлив)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

LLAP-ландия

главная